Полная версия Секснарода



Лариса224488
Рассказ написан мною: Лариса224488

Работа закипела, и банк спермы начал завоёвывать всё большую популярность среди населения. После введения в силу новых правил сдачи спермы, сотрудницы банка быстро адаптировались к новшествам, и постепенно повышали свой профессиональный уровень буквально с каждым новым донором. Как на зло, сразу две передовые сотрудницы случайно забеременели и выбыли в декрет на длительное время. Это событие огорчило ген-директора банка. Он срочно заявил две вакансии, рассчитывая как можно скорее принять на работу двух новых сотрудниц.

Уже через день начали поступать предложения от заинтересованных женщин. Требования к новым сотрудницам были невысокими. Нужно было иметь мед-образование, нужно было иметь привлекательную внешность, и нужно было искренне получать удовольствие от работы. Ген-директор назначил три собеседования на тот день. Это были три первые женщины, подавшие заявление на вакансию доярки в банке спермы.

Первое собеседование началось в 11:00. В кабинет вошла молодая женщина.

– Добрый день, Олег Анатольевич! Я Анна, Анна Рыбина. Пришла на собеседование по поводу работы.

– Да, конечно, Анечка! Рад вас видеть у нас! Проходите, садитесь, прошу вас! К сожалению, у нас не так много времени на собеседование. У меня сегодня ещё две беседы после вас будут. И завтра тоже несколько. Поэтому мы сразу перейдём к делу. Анечка, как вы знаете, у нас тут банк спермы. Поэтому самое важное для нас – это умение наших сотрудниц извлекать семя из доноров нашей клиники. Давайте-ка сразу начнём практическую часть, Анечка! Вы не могли бы мне показать и рассказать, как вы собираетесь доить доноров, пожалуйста?

Анна Рыбина слегка опешила от такого бурного начала собеседования. Но она быстро овладела собой, так как хорошая зарплата манила Анну сильнее всего. Улыбнувшись ген-директору, женщина лукаво предложила:

– Олег Анатольевич, такие вещи на пальцах не покажешь. Тут нужен натурщик. Вот если бы вы были так любезны и сыграли роль моего натурщика, то я бы с удовольствием показала на вас то, что я могу и умею.

Ген-директор, давно привыкший к такого рода событиям, спокойно и чинно согласился побыть натурщиком у Анны. Он молча приподнялся со своего кресла, расстегнул ремень, снял штаны и трусы, и перед Анной уже красовался видавший виды пенис ген-директора. Анна улыбнулась и подошла вплотную к начальнику банка.

Она ласково прихватила его яички в свои руки и принялась разминать их, одновременно с этим легонько вытягивая и скручивая. Ген-директор уселся в кресло так, чтобы ему было удобно. Но он раздвинул ноги достаточно широко для того, чтобы Анне было удобно мастурбировать его. Анна присела на рядом стоящий стул. Какое-то время она продолжала мять яйца директора, как вдруг в дверь постучались и сразу же вошли.

Это была секретарша ген-директора, Оксана.

– Олег Анатолич, звонят из Аргентины, срочно желают знать, когда мы обслужим аргентинских доноров. Они, видите ли, уже несколько месяцев ожидают очередь чтобы сдать семя. Что им ответить? Сказать, что они должны дождаться своей очереди? Или что мы их примем раньше американских доноров? Или сказать, что сделаем для них исключение и примем их буквально завтра?

Ген-директор задумался. Анна Рыбина по-прежнему разминала его большие, тяжёлые яйца. Оксана, как ни в чём не бывало, без эмоций рассматривала гениталии своего шефа, ожидая его ответ.

Наконец, шеф собрался с мыслями и сказал Оксане:

– Скажи Аргентине, что мы делаем всё возможное для того, чтобы принять их доноров как можно раньше. Скажи, что мы не можем делать исключения из правил, потому что тогда все подряд будут ожидать от нас подобных исключений. Скажи, что слишком долго они ждать не будут, потому что мы как раз нанимаем двух новых сотрудниц. Успокой Аргентину. Расскажи им сказки Венского Леса.

– Отлично, Олег Анатолич! Извиняюсь за то, что помешала вам в работе.

Оксана выпорхнула из кабинета ген-директора, а Анна Рыбина уже мастурбировала его член. Тщательно освободив организм ген-директора от смазки, Анна подвела его вплотную к эякуляции. Как только ген-директор собрался было эякулировать, Анна Рыбина применила технику прерывания эякуляции. Она почему-то подло смеялась, пока ген-директор извивался в судорогах недо-оргазма.

Когда его схватки окончились, радостный директор сообщил Анне, что она успешно прошла собеседование, и что она может приступать к работе уже со следующего дня. Довольная Рыбина поцеловала ген-директора в головку, и вышла из кабинета.

Следующее собеседование началось в 15:00, сразу же после обеденного перерыва. Ген-директор съел неожиданно много за обедом, и его живот просто распирало от еды. В кабинете появилась пожилая женщина, назвавшая себя Ингой Павловной. На вид ей было лет шестьдесят-пять, или даже больше. И, скорее всего, ей не хватало пенсии на проживание, поэтому она искала себе работу.

Сообщив ген-директору о том, что у неё в запасе имеется внушительный опыт доения животных, Инга Павловна растянулась в широченной улыбке. Ген-директор порадовался факту наличия всех зубов у Инги, но его всё же смущал её возраст. К тому же, Олег Анатольевич вовсе не был уверен, что Инга Павловна потянет жёсткий график банка спермы. Ведь доярки работали весь день без перерыва! Шеф высказал свои опасения сразу же, на месте.

– Уважаемая Инга Павловна! Благодарю вас за внимание к нашей клинике! Нам позарез нужны новые сотрудницы, и мне кажется, что вы бы чудесно подошли нам. Но я сомневаюсь, что вам придётся по душе чрезмерно активный график нашей работы. Ведь каждая доярка работает не покладая рук с девяти до шести. Разве вы выдержите такое, Инга Павловна? Это, в среднем, по четыре-пять доноров в день!

– Олег Анатольевич, спасибо за вашу учтивость! Но, с вашего позволения, моя личная специфика заключается в том, что я совершаю доение ногами. А ноги, как известно, обладают большей силой и выносливостью, чем руки. Не правда ли?

Ген-директор казался ошеломлён и шокирован таким заявлением пожилой женщины. Он медленно расстегнул ремень и небрежно вывалил своё хозяйство наружу из трусов. Подняв директорское кресло до нужной высоты, он положил пенис прямо на стол, пригласив взглядом Ингу Павловну показать своё мастерство.

Не долго думая, пожилая женщина запрыгнула на стол ген-директора, предварительно скинув с себя туфли. Оказавшись в носках, она заметила недоверчивый вид ген-директора. По-видимому, его смутил абсолютно чёрный цвет её носков, которые к тому же как-то противно воняли. Неглупая женщина сразу поняла, в чём дело. Она проворно сняла с себя носки и сверкнула свежим шикарным педикюром.

Подойдя поближе к ген-директору, Инга Павловна попросила его положить на стол и яйца тоже. Ген-директор молча и послушно повиновался. Судя по всему, ему нравились такие собеседования, на которых происходили всевозможные приятные неожиданности.

Внезапно Инга Павловна наступила левой ногой сразу на оба яйца ген-директора. От такого манёвра Олег Анатольевич слегка очумел, но виду не подал. Острая боль пронзила его тело, но его пенис почему-то начал быстро наливаться упругостью. Пожилая женщина топтала его яички так, что у него совсем скоро начала выделяться смазка. Ген-директор тщетно пытался понять для себя, откуда возникает основное возбуждение в этом случае. Шло ли оно от того факта, что женщина была уже преклонного возраста? Шло ли оно от того, что она топтала его яйца босыми ногами? Шло ли оно от того, что у неё хороший опыт доения животных? Шеф не мог знать точный ответ на эти вопросы. И он мучился в разных догадках.

Пока Олег Анатольевич тщетно пытался разгадать тайну старухи, Инга Павловна уже натирала ногой его член в области средней части, избегая трогать головку. Странно, – думал шеф, – она не касается моей головки, как будто она в курсе дела.

Старуха действительно была в курсе дела, потому что точно так же она мастурбировала рогатый скот в своё время. По опыту она знала, что не стимулируя головку можно обеспечить ещё более качественное доение самца.

Вдруг Инга Павловна одной ногой чуть подняла пенис ген-директора так, чтобы его головка смотрела прямо на неё, наверх, по направлению к потолку кабинета. Напряжённый пенис директора замер, облокотившись на щиколотку старухи. Изловчившись, женщина засунула ноготь большого пальца второй ноги прямо в отверстие члена ген-директора.

Как известно, обычно мужчине больно, когда женщина просовывает какие-то предметы ему в уретру члена. Тем более, когда это острые, тонкие или колючие предметы. Ощутив ноготь старухи у себя в уретре, ген-директор не выдержал. Дело было в том, что за время своей долгой работы в клинике, и учитывая сотни раз, когда его мастурбировала та или иная сотрудница, – никто никогда не просовывал ему в уретру вообще ничего. А тут – грязный ноготь ноги этой старухи! Ноготь наверняка был грязным, потому что он недавно касался вонючих носков старухи. Пока эти мысли крутились в уме ген-директора, Инга Павловна ловко проталкивала ему в уретру свой ноготь, всё глубже и глубже.

Это действительно оказалось слишком сильным переживанием для Олега Анатольевича. Не в силах сопротивляться, из него начало брызгать свежее семя. Старуха коварно хохотала, продолжая раздражать уретру ген-директора своим ногтем. Она как будто надела пенис директора себе на палец ноги. Так это казалось со стороны. Второй ногой она в это время выбивала семя из яиц директора, придерживаясь руками за стену кабинета, чтобы не потерять нужное ей равновесие.

Нужно сказать, что Олег Анатольевич уже давно так бурно не эякулировал. Его оргазм длился так долго, что он чуть не захлебнулся. Наконец, старуха извлекла ноготь из уретры члена, и вытерла салфеткой свисавшее с ногтя свежее семя директора.

Когда шеф пришёл в себя после экстаза, он сообщил старухе, что она успешно прошла собеседование, и что она уже завтра может начинать работу в клинике.

От третьего собеседования в тот день ген-директор вежливо отказался, потому что его пенис к середине рабочего дня перестал себя хорошо чувствовать. После того как старуха проникла своим ногтем в самое отверстие и расцарапала там всё внутри, – ген-директор решил взять на некоторое время паузу. И он предложил своему заместителю провести последнее, третье собеседование.

Заместителем Олега Анатольевича был молодой сотрудник банка спермы, Макар Быков. У Макара был большой обрезанный член, который подвергался мастурбации сотрудницами банка спермы почти так же часто, как и пенис ген-директора. И хотя оба мужчины были женаты, это никак не мешало их пенисам получать регулярную дозу вознаграждения прямо на рабочем месте.

Однако, к огромному сожалению Макара, пенис ген-директора был намного более популярен среди женского персонала банка спермы. Вероятно, именно лидирующее положение ген-директора и подчинённое положение Макара играло в этом решающую роль. Тем не менее, Макар сохранял оптимизм, и при каждом удобном случае он не упускал возможности предложить свою романтическую сардельку очередной сотруднице банка.

Но на этот раз Макару предстояло проводить собеседование. И это было первым собеседованием для Макара. Почти все собеседования всегда проводил ген-директор. И даже когда шеф был болен или в отпуске, вместо него собеседование проводила Оксана, секретарша ген-директора. Разумеется, Оксана была заинтересована только в теоретической части вопроса. Кроме того, мастурбация донора женскими руками была введена в бизнес только недавно. А ведь до сих пор единственными мужчинами, которых мастурбировали сотрудницы банка спермы, были вот эти трое: ген-директор, Макар и завхоз. Но завхозу перепадало очень мало, потому что он был уже наполовину импотентом. Поэтому все лавры традиционно делили между собой ген-директор и Макар.

Когда в кабинет вошла претендентка на звание новой сотрудницы банка спермы, Макар сразу же опешил. Это была высокая, знойная, огнедышащая мадам средних лет, на высоченных каблуках, в кожаном плаще, и с цыганскими серёжками.

– Антонина. Можете называть меня Нина. Пришла на собеседование. Мед-образование, есть опыт мастурбации. Работаю проституткой по совместительству.

– Очень приятно, Нина! Проходите, раздевайтесь, пожалуйста, если хотите. В плаще ведь жарко. Присаживайтесь!

Антонина сняла плащ и повесила его на вешалку у двери. Присев на стул рядом с Макаром, женщина спросила:

– Так что, нужны доярки, да? Слышала я о вашей славе! Слухи о вас ходят такие, что огого! Говорят, что вы тут из доноров делаете пенопласт. Говорят, что бьёте рекорды доения. И что по статистике ваше семя – самое активное и качественное во всей стране. Это правда, что ли? Ведь работать на вас для меня будет огромной честью!

– Да, Ниночка, это так. Мы – лучшие поставщики качественного семени. А скажите-ка, Нина, вы давно работаете проституткой? И какие там у вас клиенты бывают? Что вы с ними там делаете, если не секрет?

– Знаете, да, давно. Уже лет так с двадцать. Клиенты разные бывают, но предпочитаю только чистых и щедрых, разумеется. Что делаю? Большей частью мастурбирую их. Поэтому и к вам сюда пришла, так как опыта в этом деле больше чем достаточно. Хотите, я прямо сейчас вас помастурбирую?

Для Макара это было приятной неожиданностью. Он, конечно же, вежливо согласился, попытавшись при этом сделать такой вид, как будто ему такой поворот дела не очень-то и нравится. Но он ласково улыбнулся Нине, и снял с себя одежду.

Нина открыла свою сумочку и извлекла оттуда какой-то блестящий предмет. Не успел Макар опомниться, как женщина проткнула Макару головку длинной иглой. Она сделала сквозной прокол так, что из пениса Макара совсем не сочилась кровь. Но Макару всё же было больно. Тем не менее, пенис его вздрогнул и начал напрягаться.

Коварная женщина улыбнулась и взяла в руки другую иглу. Так же молча и спокойно она проткнула Макару его левое яичко. Сквозное ранение иглой оказалось не таким болезненным, как ранение головки члена. Но Макар всё же решил попросить вредную мадам прекратить пользоваться посторонними острыми предметами во время такого приятного занятия как мастурбация.

Нина выслушала недовольство Макара и заверила его, что доноров клиники она бы ни в коем случае не травмировала иглами при взятии семени. А Макару она совершила такое редкое таинство только лишь затем, чтобы показать ему, насколько она изобретательная и интересная женщина. Макар оценил Нину по достоинству. К этому времени пенис Макара уже достиг своего максимального размера. Две иглы гордо торчали и пульсировали в такт с его эрекцией: одна игла в головке и другая игла в яичке.

Коварная Нина периодически трогала и двигала иглы, таким образом, причиняя Макару некоторую дополнительную боль. Но несмотря на боль, Макар был уже очень возбуждён, если не сказать перевозбуждён. Из него начала вытекать смазка. Ему было и больно и приятно одновременно. Причём Нина только легонько мастурбировала его пенис, придерживая поражённый иглой хобот за его среднюю часть.

Пока Нина игралась с пенисом Макара, другой рукой она вынула из сумочки анальную пробку, и тут же засунула её Макару в анус.

– Это для вашего же удовольствия!

Макар понял, что удовольствие действительно было полностью его в тот день. Не даром ген-директор уклонился от этого собеседования, – думал Макар.

Примерно через десять минут этих игр Макар собрался было эякулировать. Но, откуда-то зная о новшествах банка спермы, Нина всё-таки прервала Макару эякуляцию так, что ничего не выделилось из его пениса. Потом Нина вынула обе иглы, и обработала ранки. В самом конце она бессовестно вытащила из ануса Макара анальную пробку.

– Некоторое время у вас будет побаливать яйцо и головка. Это нормально. Просто терпите, и это скоро пройдёт. Так как я вам? Понравилась? Подхожу на работу доярки вашего банка?

– Несомненно! Мы свяжемся с вами в ближайшее время, уважаемая Нина. Спасибо за ваш визит и за такую уникальную мастурбацию!

– Всегда пожалуйста!

Нина оделась, взяла сумочку и вышла из кабинета.

Макар сообщил ген-директору о проведенном с Ниной собеседовании, не забыв упомянуть две иглы, которыми женщина проткнула его гениталии. Ген-директор молча и спокойно выслушал своего младшего сотрудника, после чего он впал в пятиминутное молчание. Оба мужчины молча обдумывали ситуацию. Ген-директор был обессилен, а у Макара покалывали головка и яичко.

Каждый из них думал о своём. Ген-директор обдумывал наилучшие варианты выхода из положения с иностранцами, которые огромными очередями толпились у входа в банк спермы, пытаясь оставить своё семя как можно скорее, и в как можно большем объёме. Некоторые из иностранцев забронировали сразу по пять-шесть сеансов сдачи спермы, на протяжении нескольких недель. Ген-директор размышлял о том, иностранцам какой страны разрешить оставить семя в первую очередь, и каких именно доярок для этой цели привлечь. Речь шла об американских, аргентинских, китайских, южно-африканских и английских донорах. Ген-директор интуитивно улавливал во всём этом ажиотаже некую политическую подоплёку.

Макар думал о несправедливости мироустройства, при котором, прямо на рабочем месте средь бела дня, и совершенно без предупреждения, – незнакомая женщина, ни с того ни с сего, вдруг прокалывает тебе иглами пенис и яичко. Это же насколько нужно быть не в своём уме, чтобы так себя вести! Макару было сложно представить себе, понравилась бы такого рода мастурбация донорам их банка. С другой стороны, кто сказал, что мастурбация должна быть чистым удовольствием? Мысли Макара хаотично прыгали отсюда туда, и потом обратно. И он ловил себя на том, что, в принципе, не хотел бы поменяться местами со своим шефом.

*****

Через некоторое время в местную прессу начала просачиваться подозрительная информация о том, как во всемирно известном и крайне популярном банке спермы творится что-то неладное. Доноры-иностранцы всё-таки проникли вовнутрь банка. Как оказалось, у них было сразу несколько целей: промышленный шпионаж, дезинформация, подрыв экономики, порча генофонда, и унижение доярок.

Американские доноры оставляли некачественное семя, которое было заражено каким-то новым образцом коронавируса. Оказавшись в пробирке, это семя тут же начинало разъедать стекло и просачиваться наружу. По-видимому, это было связано с одним из недавних тайных проектов ЦРУ, направленных на понижение уровня жизни во враждебных Америке странах.

Аргентинские доноры оставляли каждый раз очень много качественного семени. Но проблема с ними была в том, что они требовали за своё семя баснословные суммы. И эти суммы превышали текущие тарифы в сто раз! С другой стороны, было ясно, что аргентинский генофонд мог бы внести интересное разнообразие в отечественную инфраструктуру, культуру и цивилизацию.

Китайские доноры отличались тем, что совсем не хотели оставлять семя, несмотря на самую долгую и тщательную мастурбацию. Владея искусством воздержания от эякуляции, китайцы попросту наслаждались самим процессом мастурбации, но так и не выплёскивали своё семя. В итоге, на китайцев было потрачено в десять раз больше мастурбационного времени, чем на всех других доноров.

Южно-африканские доноры были, как правило, негритянской расы. Но на удивление, им очень нравилось, когда их мастурбирует белая женщина! Обладая небольшими телами и буйным воображением, африканцы были замечены в том, как они пытались оставить вместе со своим семенем штаммы лихорадки Эбола.

Английские доноры вели себя в точности как секретные агенты на допросе. Они с большим трудом добивались эрекции. Дояркам приходилось работать над английскими пенисами гораздо более тщательно, чем над пенисами других наций. А когда английские доноры понимали, что им устроили ограниченный оргазм, то это приводило к вспышкам неконтролируемой ярости и агрессии, по отношению к дояркам и к банку спермы.

И только отличная работа Инги Павловны, чей грязный ноготь большого пальца правой ноги регулярно проникал в уретру очередного донора, спасала банк спермы от краха. По сути дела, каждый трудный и потенциально опасный иностранец доставался именно Инге Павловне. Она мастерски разрывала уретру всем подозрительным личностям, особенно, иностранным.

Ген-директор был весьма доволен работой своей новой сотрудницы, и уже очень скоро повысил ей оклад. За её бравую работу ногами Ингу Павловну за спиной называли Ингой Ногтевной. Её портрет крупным планом весел в вестибюле банка спермы. А доноры-иностранцы покрывались холодным потом, когда узнавали, что именно Инга Павловна будет их мастурбировать.