Полная версия Секснарода



denisska
автор я

Решил попробовать новую для себя тему превращения юноши в маленькую девочку. Ласка и забота помогут сделать из забитого волчонка, счастливого ребенка.

Это будет даже не столько фетиш-рассказ, сколько грустная история из жизни, с хорошим концом.

Это сообщение отредактировал denisska - 04-01-2021 - 18:10
denisska
   Я давно заметила его. Подросток, лет пятнадцати на вид, с давно не стриженными грязными волосами и затравленным взглядом. Одет в старое пальто из под которого виднеются спортивные штаны. На ногах ботинки, явно не по размеру. Сам бледный и  худой, мне даже жалко его стало. На беспризорника похож.
   Подобных ему я давно уже не видела. Сейчас молодежь пошла наглая. Если украли что-то, будут отпираться до последнего. Грамотные все. — Вы не имеете права трогать меня, я на вас в полицию заявлю. Вас посадят. — А сам, стоит только отвлечься, уже бежит вниз по эскалатору. Так и уходят, кто с игрушкой, кто с шоколадкой. А мне потом премию режут.
   Этот уже второй час бесцельно бродил между полок, иногда ненадолго останавливаясь то тут то там. Я внимательно следила за ним, но делала это незаметно. Иногда ему удавалось на некоторое время выпасть из моего поля зрения. До закрытия магазина оставалось примерно полчаса, когда он наконец пропал окончательно. Я не видела как он уходил, поэтому не могу быть уверенна на сто процентов, что ничего не украдено. Но зная подобный тип детей, могу с уверенность сказать что это максимум шоколадка. Все более менее ценное закрыто на ключ под стекло.
   Последние покупатели покинули наш магазин. Я еще раз обошла торговый зал, убедившись что никто не остался, закрыла все входы и уже собиралась уходить сама, но какое-то предчувствие заставило меня еще раз обойти помещение. И оно меня не обмануло. Я обнаружила этого пацаненка, мирно дрыхнущим за висящими в отделе одежды для девочек пышными платьями. Идеальное место для того чтобы спрятаться. Сама я бы стала искать тут в последнюю очередь. Он протиснулся между плотно висящими платьями и оказался как-бы за ширмой. Там было достаточно места чтобы спокойно дождаться закрытия магазина. Выдало его только то, что одно из платьев оказалось как-бы вдавлено внутрь и это меня и насторожило.
   Его лицо и одежда были перепачканы белым порошком а рядом стояла открытая банка детского питания. Я ошиблась насчет шоколадки, сладости его не интересовали. Он пришел сюда поесть и переночевать. Видимо действительно беспризорник. На улице сегодня была холодина, вот он видимо и решил совместить столовую с ночлегом. Полбанки сухого молока сожрал всухомятку.
- Вылезай давай. — Он испуганно подскочил.
- Тетенька, отпустите меня пожалуйста. Я за все заплачу.
- Давай. С тебя пятьсот рублей. — Сказала я от фонаря. Хотя эта банка примерно так и стоила.
- У меня нет столько денег.
- А сколько есть?
- Нисколько.
- Ну что-ж, я тогда полицию вызываю.
- Не надо полицию. Я все отработаю. Я завтра приду.
- Ага, так я тебе и поверила.
На самом деле сдавать его в полицию мне совершенно не хотелось. Это мне полночи на него потратить придется. Отпустить его просто так тоже не самая лучшая идея. Не от хорошей жизни он пошел на кражу. По хорошему надо сдать его в органы опеки но это опять куча бумаг и объяснений.
- Ты откуда тут такой взялся?
- Тетенька, отпустите меня.
- Чего заладил. Где ты живешь?
- У меня нет  дома. Отпустите меня.
- Сколько тебе лет?
- Восемнадцать.
- Ты ври, да не завирайся. Какие еще восемнадцать. В тебе роста метр с кепкой.
Он действительно был на полторы головы ниже меня и раза в два легче. Я конечно женщина крупная, но в нем на вид килограмм пятьдесят было, не больше. Я взяла его за руку и повела в подсобку. Видимо все-таки придется звонить в органы опеки.
   В подсобке я сняла с него пальто, велела умыться и поставила кипятиться чайник. Паренек был худой как швабра и фигурой больше походил на девочку анорексичку. Узкие плечи, тонкие руки и плоская грудь. Пока он пил чай, украдкой поглядывая на меня, я проверила карманы его пальто. Во внутреннем кармане обнаружился паспорт на имя Шавкунова Евгения Васильевича. Фотография вроде была его, только выглядел он там совсем ребенком. А еще у него была прописка, так что не совсем беспризорник. В другом кармане лежал разряженный кнопочный телефон.
   Но самое удивительное было то, что он не врал насчет возраста. Ему действительно на днях исполнилось восемнадцать. А это значит что он совершеннолетний и опека точно отменяется.
- Тетенька, отпустите меня пожалуйста. Я больше так не буду. — снова затянул он свою песню, пока я изучала содержимое его карманов.
- А платить за тебя кто будет?
- Ну пожалуйста. Я все отработаю. Я завтра приду. Отпустите меня.
- Тебе не надоело? Отпустите да отпустите. Мне наручники достать? Или хочешь чтобы я рот тебе заткнула.
- Отпустите, я паспорт вам оставлю.
- Не нужен мне твой паспорт. Тебе есть куда идти?
- Есть.
- Врешь. По глазам вижу что врешь. Некуда тебе идти. Ты потому и забурился к нам, потому что идти некуда.
   Возразить ему был нечего. А у меня, между тем, возникла одна идея. Он отработает. Все отработает. Только немного не так, как думает. Сейчас я устрою ему первую проверку, надеюсь все получится.
   Напоив чаем, я велела ему снимать штаны. Вообще не представляю, как он в тренировочных штанах бегал по такой холодине. Я сама по двое теплых колготок одеваю в такую погоду и все равно мерзну. А тут просто тонкие синтетические треники и все.
   У меня как раз валяются тут отличные теплые детские коготки. Очень толстые и мягкие. Они конечно ему малы, но думаю что растянутся. Тянутся они очень хорошо. Мне они достались бесплатно из-за небольшого дефекта шва. Я вообще по возможности забираю себе весь брак, ремонтирую своими силами и продаю за полцены на авито. У меня там постоянно пара десятков объявлений висит. Неплохая прибавка к зарплате.
   Штаны он снял только после того, как я на него прикрикнула, пригрозив в очередной раз полицией. Под штанами, как я и думала, ничего не было. Грязные трусы с дыркой я тоже заставила его снять и выкинуть в мусорное ведро. Тут он сопротивлялся подольше но тоже сломался. Других подходящих трусов у меня не было, поэтому колготки ему пришлось одевать прямо на голое тело. Жаль конечно что они не такие колючие, как были у меня в детстве. От которых ноги чесались так что мать постоянно одергивала меня, а я, чуть не плача, натягивала их и потом целый день мучилась. Эти колготки наоборот были слишком мягкие и нежные внутри.
   Он опять заладил свое «Тетенька отпустите меня», но я уже не обращала внимания. Неуверенными движениями, он натянул на свои ноги эти колготки и теперь стоял, не зная что делать дальше. Колготки провисли между ног и отказывались держаться на худых бедрах, сползая вниз даже после того как я собственноручно натянула их ему почти до подмышек. Пришлось мне воспользоваться подтяжками, которые тоже были в моем арсенале. Не помню как они ко мне попали. Продавать я их не стала и лежали они в ящике моего стола уже который год. И вот наконец пригодились.
   Я отрегулировала длину подтяжек и прицепила их к колготкам. Мне пришлось еще укоротить их чтобы колготки заняли свое место. При этом колготки растянулись и достали ему почти до груди. Это даже лучше. будут греть не только ноги но еще и тело.
   Сама я тоже натянула вторые колготки прямо при нем. Была у меня мысль конечно, отдать ему свои, но он же в них совсем утонет. В мои он целиком в одну штанину влезет.
   Одев штаны и пальто, он опять затянул свою песню.
- Ты чего все стонешь как маленький? — я начинала сердиться.
- Отпустите меня пожалуйста.
- Ну все, достал ты меня.
Он весь сжался и закрыл лицо руками, видимо думая что сейчас его будут бить. Но бить я его не собиралась. Я достала из своих запасов большую соску, запихала ему в рот и обмотала его лицо своим шарфом, завязав тугой узел на затылке. Теперь он не сможет выплюнуть соску и наконец замолчит. Снаружи остались только его испуганные глаза. Ехать нам предстояло через весь город на общественном транспорте, так что мне его песня про «тетенька отпустите» была совсем не нужна. пусть все думают что мать везет своего ребенка.
   Еще раз осмотрев его, я поняла что так ехать нельзя. На нас будут обращать внимание, слишком уж сильный контраст между хорошо одетой женщиной и ее ребенком в спортивных штанах и драных ботинках. Пришлось мне снять с него и ботики и штаны и позаимствовать сапоги-дутыши у одной своей подчиненной. Она держала их на работе на случай сильных морозов. Сапоги оказались в пору и теперь он стал похож на обычную девочку подростка, в своих колготках на худых ногах и замотанным по глаза лицом. Так ехать уже было можно.
   Я закрыла отдел и вывела его на улицу. Надеюсь он не выкинет по пути никакого фокуса. Почему-то я была уверена что не выкинет.


   Да, так глупо попасться какой-то шизанутой тетке. Хотя вроде она нормальная, добрая, хоть и суровая на вид. Даже не ударила ни разу, несмотря на то, что похоже главная у них тут в охране. Чаем вот даже напоила и банку сухого молока простила. Правда зачем-то одела на меня эти дурацкие колготки и бабские сапоги. Зато в них оказалось очень тепло и удобно. Зря я наверное тогда на помойке не подобрал те теплые черные колготки. Они ведь вообще новые на вид были. Напрягает только эта соска под шарфом. Зря я наверное включил нытика, хотя обычно это помогает.
   Мы ехали на автобусе, видимо к ней домой. В полицию она точно меня не сдаст, иначе не стала бы одевать на меня эти колготки и новые сапоги. И пофиг что сейчас я похож на девчонку. Никто ведь не видит моего лица. А так, перекантуюсь у нее ночь а завтра сбегу. Надо только где-то штаны новые раздобыть, хотя можно и в образе девчонки дернуть. Так даже лучше, меньше внимания привлекать буду. В общем там будет видно. Надеюсь к батарее она меня наручниками пристегивать не станет.


   До дома доехали без приключений. Мой подопечный всю дорогу молчал и покорно шел рядом, не пытаясь сбежать. Еще бы он он что-то сказать попытался с ртом, заткнутым соской и замотанным в несколько слоев шарфом. Насчет убежать, тоже сомневаюсь что у него получилось бы. Ну куда ему тягаться с КМС по легкой атлетике.
   Дома я первым делом напоила его настойкой валерианы и избавила от всей одежды. Что-то выкинула, что-то в стирку отправила а самого запихнула в ванную и принялась отмывать. По его телу, то тут то там, были разбросаны синяки разной степени зрелости. От бледно-желтых, до синих. Похоже что его регулярно били. Видимо поэтому и ушел из дома как только стукнуло восемнадцать.
   Я особо не церемонилась с ним и обращалась в точности как с ребенком. Давно не стриженные, спутанные волосы сначала намылила обычным мылом вместе со всем телом и растерла мочалкой. А уже потом достала шампунь и занялась головой. Кроме как на голове, волос на его теле практически не было. Размеры причиндалов очень скромные, даже миниатюрные, я-бы сказала. То-ли гормональные проблемы, то-ли просто от недостатка витаминов и питания, но меня это вполне устраивало, ведь я планировала сделать из него маленькую девочку. Давно мечтала об этом. Чтобы она была только моя и о ней можно было заботиться, одевать на нее красивые платья с белыми колготочками и пышными бантами. Пеленать на ночь и кормить из бутылочки. Для этого у меня в доме было почти все необходимое. Была даже разобранная детская кроватка в кладовке. Как раз он должен в нее поместиться и сбежать из кровати с высокими бортами будет сложней. Особенно если твои руки спеленаты и плотно прижаты к телу.
   От таких фантазий я начала немного намокать между ног и меня стал бить озноб. Я завернула его в большое розовое махровое полотенце, подняла на руки и отнесла в комнату на диван. Он был почти невесомым и безропотно позволял делать с собой все что угодно. Его веки то и дело опускались так что мне даже пришлось придержать его, пока я вытирала и сушила его голову.
   К сожалению, у меня не было подходящих для него по размеру ползунков и распашонок, поэтому я одела на него памперс а сверху тонкие белые колготки. К колготками я на скорую руку пришила лямки из широкой резинки, чтобы они не сползали когда он будет ворочаться в своих пеленках. Вместо распашонки соорудила что-то вроде детского бодика, зашив белую майку между ног. И колготки и бодик я натягивала уже на спящего младенца. Валерианка сделала свое дело и он окончательно смирился со своей участью и успокоился. Завернув его плотно в пару одеял так что руки оказались прижаты по бокам, я обвязала кокон лентами и пошла собирать кроватку.
   В кровать он поместился с трудом. пришлось даже положить сверток чуть по диагонали, иначе голова упиралась в решетку. Я поставила на место высокий бортик и еще парой лент привязала кокон к прутьям так чтобы он не смог сам подняться. Во всяком случае, если попытается, то сразу не сможет этого сделать, будет шумно и я успею проснуться. Соску он принял без проблем и даже стал причмокивать во сне.
   Я достала из нижнего ящика шкафа свою любимую вибро игрушку, засунула в трусы, воткнула в розетку, и включив на среднюю мощность, села напротив кровати. Приятная вибрация разливалась по нижней части живота, волнами поднимаясь вверх, наполняя тело теплом. Я смотрела как он посасывает во сне пустышку, морщит лоб и иногда пытается сучить ногами. Не знаю сколько времени я провела рядом с ним, время для меня остановилось. Я несколько раз кончила и наконец выключила устройство.
   Пустышку из его рта я аккуратно вытащила но он даже и не думал просыпаться. Мне тоже пора ложиться. Завтра у меня выходной и вроде как можно поспать подольше но у меня есть чем заняться с утра.


   Я проснулся среди ночи. Открыв глаза, я понял что лежу на спине завернутый в тугой кокон. Мои руки были плотно прижаты к телу и двигались с трудом. Память хранила обрывки вчерашнего дня, но чем дальше, тем более туманными они становились. Я попробовал перевернуться на бок, но не смог этого сделать. Что-то удерживало меня в одном положении. Я понял что нахожусь в плену у этой ненормальной. Она чем-то напоила меня чтобы я уснул и пользуясь этим связала.
   Но с другой стороны я сыт, умыт, и впервые за несколько дней сплю в тепле в комфортных условиях. Я закрыл глаза и снова погрузился в безмятежный сон. Мне снилось что я снова стал маленьким. Снилась мать, еще та, до смерти отца, когда она еще была нормальной и не пила. Те времена, когда не было никакого дяди Бори — моего отчима, с которым они спивались на пару. Те годы, когда в доме всегда была еда и любовь.
sosdatel

"Дело для нас новое, не освоенное"(с). Отличное начало! а то что ты писал раньше только про колготки, это не беда. Талант к написанию рассказов у тебя есть и это главное. Мне, как любителю пеленания, очень нравятся такие рассказы. Было бы прекрасно почитать про его непокорность и про наказания. Ну допустим он от неё убежал, а когда она его поймала, то месяц из пелёнок не выпускала и всячески наказывала. Мне нравится принудительное пеленание)). Ну, да автору видней, как писать и про что. Это я так мысли вслух)). Хорошо что "младенец" совершеннолетний, а то бы рассказ удалили. с нетерпением жду продолжения.
Siber71
Начало очень интригует
denisska
Проснулась я раньше него. Он еще сопел в своей кровати а я уже выбирала ему новую одежду. Одевать его сразу во все откровенно девчачье я не решилась чтобы не ломать психику. Хотя мне очень хотелось побыстрей нарядить его. На завтрак я сварила манную кашу, какао, и пошла будить свою малышку Женечку.
   Я аккуратно развязала все ленты и раскрыла одеяло. Памперс на вид остался совершенно сухим а вот белые колготочки были чуть влажными. Похоже с укутыванием я перестаралась и девочка вспотела.
   Женечка открыла глаза и удивленно уставилась на меня.
- Доброе утро засоня. — сказала я. — Как спалось?
- Вы отпустите меня сегодня? — спросил он вместо того чтобы ответить на мой вопрос.
- Ты опять за старое. Все будет зависеть только от тебя и от твоего поведения. Тебе было плохо здесь?
- Нет.
- Ты выспался?
- Да.
- Ты кушать хочешь?
- Да.
   Не очень то он и разговорчивый, но диалог вроде как намечается. Я сняла стенку кровати и помогла ему подняться на ноги. Он с удивлением разглядывал свои ноги в белых колготках и на зашитую снизу майку.
- Я в туалет хочу.
- Конечно. Хотя можешь сделать все в памперс.
- Я не могу в памперс.
- Да ты не стесняйся, все так делают.
- Я не могу при вас и в памперс.
- Хорошо. Я разрешу тебе снять памперс и сходить в туалет но с одним условием.
- Каким?
- Колготки с майкой останутся на тебе.
- Я согласен.
- Вот и умничка.
Я подрезала нитки, которыми была зашита его майка, и проводила в туалет.
   В туалете он провел несколько минут. Все это время я стояла под дверью и прислушивалась, опасаясь того, что он выкинет какой-нибудь фокус. Но все прошло на удивление гладко. Он вышел, одетый по прежнему в майку и колготки, но уже без памперса. Майка была достаточно длинной и полностью закрывала его попу, что меня вполне устраивало. Такое подобие короткого платья получилось.
   За завтраком он не проронил ни слова. Молча съел всю кашу и вопросительно посмотрел на меня. Я положила добавку и подвинула ближе кружку с какао. После завтрака я убедила его одеть еще одни колготки а майку поменять на длинную вязанную кофту с высоким воротником. Колготки дала ему шерстяные в тон к кофте и помогла натянуть их прямо поверх белых. Потом усадила на диван перед телевизором и включила мультики а сама пошла доставать швейную машинку. В моей голове созрела очередная идея.
   Сегодняшний день я проведу с ним вместе, но завтра его придется оставить одного. Я решила сшить что-то вроде смирительной рубашки, чтобы он не смог натворить делов в мое отсутствие, или не дай бог сбежать.


   Ну вот, опять она нарядила меня в эти бабские колготки, да еще и сразу в двое. Лучше бы трусы вернула. Но с другой стороны накормила меня такой вкусной кашей, да еще и с добавкой, и напоила сладким вкусным напитком, пахнущим шоколадом. Я сидел на диване, наслаждаясь теплом и комфортом. Да и колготки эти оказались достаточно удобной штукой. Сама она тоже была в теплых цветных колготках и разноцветном домашнем халате. Я по прежнему немного опасался ее. Такая высокая и мощная. Я на ее фоне смотрелся совсем замухрышкой. Но я все равно сбегу от нее. Отъемся немного и сбегу. Может даже смогу украсть у нее немного денег, чтобы хватило хотя-бы на еду первое время.
   Она шила что-то в соседней комнате. Я слышал звук работающей швейной машинки. Наверняка что-то для меня шьет. Вон как ловко она вчера пришила лямки к колготкам. Похоже умеет шить. Может перешивает что-то свое под мой размер. Мне не привыкать донашивать обноски. Мать с отчимом пропивали все деньги так что я одевался в то, что принесут добрые люди. Несколько раз правда по их наводке меня пытались забрать из дома. Приходили важные тети с большими задницами, оценивали условия проживания. Расспрашивали как мне живется. Обычно за пару недель до этого меня начинали нормально кормить и переставали бить. Мать читала мне лекции о том как плохо живется в детдоме, чтобы комиссия услышала от меня что все хорошо и отстала.
   Пособие по потере кормильца мать пропивала на пару с дядей Борей. Если бы меня забрали, то не видать ей этого пособия. Впрочем, сам я его не видел никогда, но каждый раз говорил что все хорошо. Говорил, пока мне не исполнилось восемнадцать. Как только я стал совершеннолетним, дядя Боря выгнал меня из дома, сказав что мне пора в самостоятельную жизнь и пора уже самому себя обеспечивать. Он хотел сбагрить меня в армию, но я не прошел комиссию ни по росту ни по весу.


   Что-то там подозрительно тихо. Надо проверить как там моя Женечка. Не сняла ли колготочки, не замерзла ли. Я отложила шитье и зашла в большую комнату. Женечка сидел на диване и смотрел на экран телевизора. Я села рядом. Он с опаской покосился на меня и чуть подвинулся в противоположную сторону. Его русые волосы после мытья и ночи, проведенной в теплом коконе, чуть закудрявились и спутались. Я взяла расческу и попыталась привести в порядок его шевелюру. Он отпрянул от меня поначалу, но потом все-же позволил расчесать себя. С этими длинными, чуть вьющимися волосами, он был похож на девочку. Еще пару месяцев не стричь его и будет совсем хорошо. останется только чуть подкрасить его густые ресницы, подвести губы и глаза, чтобы стало совсем замечательно.
   Я буквально силой заставила его лечь на диван, сложив голову мне на колени. мне так захотелось запустить пальцы в его мягкие густые волосы. Полы халата разъехались в разные стороны, так что его щека легла прямо на мое бедро, затянутое в гладкий нежный велюр бордовых колготок. Я гладила его по голове и сама получала от этого несказанное удовольствие. Он кажется тоже.
   Я ведь всегда мечтала работать с детьми. Даже пошла ради этого в пединститут, хоть и взяли меня там только на физвос. Устроиться на на нормальную работу после окончания мне так и не удалось. Брали либо нянечкой в детский сад на мизерную зарплату, да и то неохотно, либо физкультурницей. Ну да, с моим ростом и внешними данными только с детьми и работать... Маленькие дети меня попросту пугаются. Так что я была вынуждена пойти в охранники в магазин детский мир. Там я быстро доросла до нормальной должности и теперь руковожу целой службой охраны.
   Личная жизнь тоже никак не складывалась. Мужики на меня не клюют.  Да, было дело, встречалась и даже некоторое время жила с молодым человеком на несколько лет младше меня. И вроде все во мне его устраивало до тех пор пока он не принес резиновый член и не попросил меня оттрахать им его. Мы и до этого практиковали секс пожестче. Я связывала его и полностью контролировала процесс. Но это было уже слишком. Наши отношения закончились.


   Швейная машинка замолчала. Она опять приперлась ко мне и села рядом на диван. Сидела и пялилась на меня минут пять. Потом взяла расческу и полезла с ней к моим волосам. Я попытался извернуться и не дать ей сделать этого, но она с силой буквально придавила меня к дивану и расчесала. Этого ей показалось мало. Она уложила мою голову к себе на колени, так что мне пришлось прижаться щекой к ее ляжке в колготках и начала перебирать мои волосы.
   Поначалу мне было как-то не по себе от этого, но потом оказалось что это удивительно приятно. Я начал погружаться в приятную дремоту и в конце концов уснул. Помню она переключила телевизор на какой-то сериал и под его мерный бубнеж я и отключился прямо у нее на коленях. Все это время ее пальцы были в моих волосах и нежно массировали голову.


   Он снова уснул. Я посидела с ним пока не закончилась очередная серия, после чего, не выключая телевизора, аккуратно сняла его голову со своих коленей, подложила под нее подушку и пошла дошивать. 
   Шила я до самого вечера. Он поспал еще от силы час и этот час я не пользовалась швейной машинкой чтобы не разбудить его. Я сшила замечательную смирительную рубашку. Точнее нечто среднее между детской распашонкой и смирительной рубашкой. У нее были длинные наглухо зашитые рукава, сужающиеся на концах. оканчивались они петельками из прочной тесьмы за которые их можно было связывать вместе. На спине была сделана куча завязочек все из той-же тесьмы и еще пара лент болталась снизу. По задумке они должны были продеваться между ног и привязываться сзади к специальной петле. Сшита рубашка была из розовой фланельной ткани и выглядела достаточно прочной.
   Подопечный мой весь день провел на диване перед телевизором и даже в туалет ни разу не попросился. В обед я покормила его куриным супом с ложки и тушеной капустой с котлетой а после ужина начала готовить ко сну. Я сняла с него кофту и все колготки. Искупала в ванной, высушила волосы и натянула памперс. Больше ничего одевать не стала, помня о том, как он вспотел прошлой ночью. Лучше я посерьезней упакую его в пеленки.
   Я одела на него новую распашонку, просунув его руки в рукава и завязав тесемки на спине. Две ленты пропустила между ног и зафиксировала на спине, прижав памперс к промежности. Потом расстелила на своей кровати большую фланелевую пеленку и обернула его таким образом что руки оказались прижаты по бокам а концы рукавов опустились вдоль бедер до самых коленей. Ноги обернула второй пеленкой, после чего зафиксировала все лентами. Отдельной лентой связала ноги чуть ниже коленей, продев в нее петли на концах рукавов. Так он точно не сможет вытащить ночью свои руки.
   Последним этапом я завернула его целиком в толстое одеяло и переложила в его кроватку, установив на место бортик. при этом я целенаправленно не стала сажать его на горшок в надежде что он не выдержит ночь и все-таки сходит в памперс.
   Сегодня он долго не мог уснуть. Это  не удивительно. Хорошо выспавшись накануне, проспав час днем, он был отдохнувшим и засыпать не планировал. Мне даже пришлось спеть ему колыбельную и покачать кровать чтобы усыпить побыстрей. Завтра мне на работу и придется встать пораньше чтобы подготовить его к длинному самостоятельному дню. Мне было страшно оставлять его одного, но выбора просто не было.


   Она опять спеленала меня, причем в этот раз даже надежней чем вчера. весь день шила какую-то рубашку и теперь с ее помощью зафиксировала меня так что хрен выберешься.
   Спать мне совершенно не хотелось но она начала петь и трясти кровать, так что мне пришлось сделать вид что я уснул. На самом деле уснуть я не мог очень долго. Вчера она чем-то напоила меня так что я вырубился еще не успев лечь, а сегодня я слушал как она сопит уже часа два наверное. Я пробовал шевелиться и извиваться в своем коконе, но освободиться так чтобы она не проснулась не смог.  Двигаться энергичней мне не позволял скрип деревянной кровати, в которой я с трудом помещался. И кроватей то таких я раньше не видел. Вроде обычная детская кровать но какая-то огромная. По ширине вроде такая-же как была в детстве у меня, но при этом длиннее. Хотя даже в такую я еле влез. 
   Как уснул, не помню.


   Этой ночью Женечка спал очень плохо. Ворочался, сопел и скрипел кроватью. Я несколько раз просыпалась из-за него. Зато утром я его с трудом разбудила. Сама я встала намного раньше, не выспавшаяся и разбитая. Ночью в голове крутились всякие мысли, в основном о том, как он тут без меня целый день проведет. Я даже всерьез подумывала о том, чтобы спеленать его на целый день. Пусть полежит в кроватке, привязанный к прутьям. Так безопасней ему и спокойней мне, но решила пока так не делать. Он только начал мне доверять понемногу.
   Пока Женечка досматривала последние сны, я взяла отвертку и поснимала ручки с окон и балконной двери. Входная дверь у меня закрывалась на ключ изнутри и снаружи, так что тут он тоже не сможет выбраться.
   Завтраком я кормила его с ложечки. Распашонку с памперсом не стала снимать, ждала когда-же он наконец описается. Натянула на него толстые махровые колготочки с носочками, чтобы лялька не замерзла, и отвела на кухню. Он просился в туалет но я объяснила ему что мне некогда с ним возиться и вполне можно сходить и в памперс.
   Уходя, я на всякий случай прицепила колготки к подтяжкам, чтобы он не сползли пока меня не будет. Ведь он не сможет сам поправить их с зашитыми рукавами. Взяла с него обещание не шалить, приготовила бутылку с разведенной детской смесью, запечатанную соской, которой он самостоятельно сможет подкрепиться в обед и ушла.
   Весь день провела как на иголках. Все мои мысли были только об одном, как там мой малыш. А вечером, сломя голову понеслась домой.


   Нет, ну в принципе все неплохо, только уж больно скучно. А еще дико хочется в туалет. Снять с себя смирительную рубашку я сколько не пытался, так и не смог. Через толстую ткань пальцы ничего не чувствовали, да еще рукава были настолько узкими в районе ладоней, что я даже кулак сжать в них не мог. Я бесцельно бродил по квартире, изучая обстановку и планируя возможный побег. Впрочем сегодня бежать я не собирался. Думаю надо пожить еще несколько дней, побыть послушным и покладистым чтобы успокоить бдительность.
   Колготки я с себя стянул, надеясь что мне удастся все-же сходить нормально в туалет а не в памперс, но у меня ничего не получилось. Лямки смирительной рубашки, проходящие между ног, надежно держали памперс на своем месте и я наконец не выдержал и обоссался. На удивление, никаких неприятных ощущений я при этом не испытал. просто немного потяжелело между ног и все. А еще на некоторое время стало очень тепло. А вот ноги почему-то вдруг начали мерзнуть, но одеть обратно колготки я даже не пытался.
   Так и просидел я целый день то на диване, то на подоконнике, смотря через замерзшее окно со своего второго этажа пока не увидел свою пленительницу, которая чуть-ли не бегом неслась по сугробам домой. Странно, но я даже обрадовался ее возвращению.


   К моему огромному облегчению, ничего серьезного моя лялька за день не натворила. Единственное что, зачем-то стащила с себя колготочки, так что когда я вернулась, ножки успели покрыться пупырышками от холода. А еще наконец-то порадовала меня полным памперсом.
   Я хотела было похвалить ее за использованный памперс, но решила что колготки это достаточно серьезный проступок и ее надо все-же наказать. А как наказать маленького ребенка? Только по попе. Я сняла с нее распашонку и памперс, села на диван и уложила ее к себе на колени попой кверху. Жененчка сначала не понимала что происходит но, получив первый удар ладонью задергалась, так что мне пришлось применить усилие чтобы удержать ее.
- Нельзя снимать с себя колготочки без разрешения мамы. — приговаривала я. — Заболеешь, я тебя в больницу положу.
- Я больше не буду. — наконец взмолилась она.
   Била я не сильно, больше для воспитательного эффекта. Судя по всему, раньше ему доставалось гораздо сильнее и не только ладонью. Закончив экзекуцию, одела на нее новые белые трусики, маечку, розовые махровые колготочки и серую вязанную кофту, которая заменила платье. Платья нам одевать было еще рановато. Будем привыкать постепенно.


   Пора валить. Точно пора. Что я такого сделал, ну подумаешь снял колготки. Были бы у меня руки свободны, одел бы их сам, но ведь мне такой возможности не дали. Да еще и по попе за это надавали. Я что виноват что-ли? Били правда так, что я вообще ничего не почувствовал. Скорей просто погладили. Но если это будет продолжаться? Отчим тоже помню поначалу бил совсем легонько, но постепенно стал бить все сильней и сильней. Неужели она такая-же.
   Ну а сейчас я сидел на кухне на высоком стуле с бортиками, одетый в новое бабское белье и розовые колготки. На моей груди был повязан детский передник и я ел безумно вкусную кашу с мясом. Я ел ее с таким аппетитом, будто не жрал ничего неделю. Хотя на самом деле я всего-лишь пропустил один обед. Детская смесь из бутылки мне не понравилась и я к ней практически не притронулся. А вот куски мяса я уплетал с удовольствием. Тетка, оценив мой аппетит, даже добавки мне положила и все норовила перехватить ложку и кормить меня как маленького.
- Ты не обижайся на меня, но впредь слушайся мамочку. Хорошо?
- Хорошо. — буркнул я в ответ.
- Если будешь хорошо себя вести, мы сходим с тобой погулять.
- Когда? — насторожился я.
Это будет отличный шанс сбежать от нее. Я немного отъелся и набрался сил, так что проблем возникнуть не должно. Не думаю что эта длинная неповоротливая тетка быстро бегает. Я мелкий и шустрый. Сколько раз я сбегал и от полиции и от хулиганов.
- Мы пойдем гулять, как только ты будешь готов к этому.
   Я так и не понял когда-же это должно случиться. Она говорила больше какими-то загадками. Придется мне еще немного побыть ее любимой игрушкой чтобы окончательно войти в доверие.
   На ночь она опять упаковала меня в памперс, белые колготки с лямками и поверх всего этого одела ненавистную смирительную рубашку. Потом запеленала в несколько одеял и положила в кровать с высокими бортами. Хрен выберешься из этой кровати, упакованный как сосиска, с прижатыми по бокам руками. Но это все равно лучше чем на теплотрассе, где воняет бомжами и дохлыми крысами.
sosdatel
Отличное продолжение! Написано динамичным языком, вроде и коротко, но всё понятно всё по делу.
сашко59
Интересный рассказ. Диалог в 3-ёх лицах. Довольно оригинально. Пишите ещё, у вас отлично получается. Только такой совет что ли, пеленание по жестче, с описанием всего процесса. Типа в первую запеленали без головы, во вторую с головой, в третью снова без головы. Кашу пелёнками не испортишь. :)
sosdatel
Ну да. в четвёртую опять с головой а в пятую опять без головы. И так пока все двадцать пелёнок не перечислишь)). Это Пуд так любил писать все десять пелёнок перечислял.Какой в этом смысл? Текст набить? Я согласен если подробно будет описан процес одела подгузник такой то, потом распашонку такую то , ползунки чепчик платок повязала и прочее и прочее. Это дело другое. А перечислять каждую пелёнку это явно лишнее. Ну у каждого своё видение, лично я вижу так. а кто то по другому.
sosdatel
И я наверно невнимательно прочитал, а кто у нас третий диалог ведёт? По моему он на то и диалог что двое говорят)). Или я ошибаюсь?
denisska
На следующий день я снова ушла на работу, но в этот раз, наученная опытом, ему под распашонкой оставила белые колготки с лямками. Вторые, уже теплые, колготки на подтяжках натянула сверху. Теперь даже если он снимет махровые колготки, на нем останутся еще одни, пусть и не такие теплые. Рукава я соединила вместе, связав веревкой петли, предусмотрительно пришитые на их концах. Второй конец этой веревки я продела ему между ног и привязала к петле сзади. Длину веревки подобрала таким образом, чтобы он не мог слишком высоко поднять руки. Так у него будет меньше шансов натворить что-то. Конечно он не сможет самостоятельно пообедать даже из бутылочки со смесью, но я планировала взять такси и скататься на обед домой.
   Перед этим я конечно же нежно разбудила его, распеленала, проверила памперс, который снова оказался сухим и позволила сходить в туалет с условием что Жененчка будет сегодня послушной. Потом я накормила его вкусным и полезным омлетом, напоила теплым молоком и лишь тогда ушла.


   Ну вот, опять я остался один до вечера. Теперь она мне еще и руки связала так что я даже нос почесать не могу. Но уж лучше одному чем с ней. Задолбала уже сюсюкать и называть меня Женечкой.
   Я попробовал порвать веревку, которой были связаны концы длинных рукавов, и не смог. Веревка натянулась и врезалась мне в промежность но не порвалась.
   В двух колготках было жарковато но видимо таким образом она наказала меня за то, что я снял их вчера. Я лег на диван и попытался уснуть. Разбудили меня рано, так что не помешает вздремнуть еще чуток. С обедом сегодня похоже опять облом, так что стоит поэкономить силы. Впрочем, мне не привыкать.
   Разбудил меня звук в прихожей. Неужели я до вечера проспал? А нет. За окном еще светло. Я встал с дивана и подошел к двери.
- Ну как тут моя Женечка, не скучала?
- Нет. — процедил я в ответ.
- А чего такая грустная? Колготочки я смотрю на месте. Не шалила значит.
- Пошалишь тут, как-же…
- Ну давай быстренько будем кушать, у меня очень мало времени.
   Ну вот, приперлась. А с другой стороны накормит меня.
Она не стала развязывать мне руки. Усадила на стул и накормила с ложки сначала супом, потом вторым. Компот мне пришлось пить из бутылки с соской.
   Накормив, меня обрадовали тем, что маленькие дети должны после обеда спать. С меня сняли теплые колготки и снова запеленали, зафиксировав руки по бокам еще одной лентой. Запеленала она меня в этот раз очень туго, гораздо туже чем пеленает на ночь. Да еще и к кровати привязала дополнительно. Я так и не понял за что она меня так наказала. Вставив мне в рот соску, она задернула штору и снова ушла на работу.
   Я лежал в своей кровати совершенно беспомощный. Один в квартире. Я попробовал освободиться, но только вспотел в коконе из нескольких одеял. Спать не хотелось совершенно, так и пролежал до самого вечера не сомкнув глаз.


   Не знаю правильно ли я сделала, что оставила его одного в таком беспомощном состоянии. Наверное все-же погорячилась. Вернувшись с работы, даже не раздевшись пошла смотреть как он там.
   К счастью с ним было все в порядке. Он даже обрадовался моему возвращению. Я распеленала его и сняла распашонку, заменив ее на пышное белое платье. Давно хотела сделать это. Оно отлично смотрится с белыми колготками. Он совершенно не возражал такой замене и кажется даже немного обрадовался, видимо устал уже от скованных рук. А еще я принесла ему белые туфельки на невысоком каблуке. Я собственными руками застегнула ремешки и принялась расчесывать ему волосы, поставив перед зеркалом в прихожей. От регулярного ухода волосы стали более пышными и густыми и со спины Женечка теперь выглядела совсем как девочка.
   Остаток вечера Женечка провела в новом наряде и кажется осталась довольна. А уж как я то была рада этому преображению. Я усадила ее к себе на колени и мы вместе смотрели телевизор. Я гладила мягкие вьющиеся волосы и получала от этого огромное удовольствие. Я специально снова одела короткий шелковый халат и тонкие блестящие колготки чтобы его аппетитная попка в белых колготочках под коротким платьем была максимально близко ко мне. Чтобы чувствовать тепло его тела и соприкосновение двух слоев капрона. Я даже положила одну руку ему на бедро и легонько поглаживала его.
   Памперс тут был явно лишним, и я его сняла. Но трусиков на Женечку одевать не стала. А вообще у меня родилась идея как сделать так чтобы Женькины булочки были всегда открыты. Для этого идеально подошли бы стринги, хоть маленькие девочки и не носят их. Мне так захотелось отшлепать Женечку прямо в колготках, но она не давала такого повода.
   Перед сном я снова спеленала Женечку но сразу укладывать в кровать не стала. Я дала ей соску и оставила пока лежать на диване. Потом выключила свет в комнате, расстегнула халат и положила ее голову к себе на живот. Соску изо рта достала и придвинула ее голову к своей груди, придавив губы к соску.
   Он сначала ничего не понял, но почувствовав во рту мой набухший сосок, сначала робко, а потом все более уверенно начал сосать его. Это было истинное удовольствие. Я наслаждалась каждым мигом, проведенным с ним вместе. Несколько раз я меняла Женечке грудь чтобы она могла хорошенько поработать над  обоими сосочками. Мне кажется я даже кончила в конце.


   Ну вот, новый сюрприз. Сначала она одевает на меня это бабское платье и заставляет ходить в нем весь вечер. Ну в принципе и хрен бы с ним. К колготкам я вообще уже привык и перестал замечать их на своих ногах. Потом начинаются нежности, но вроде как даже приятные. Перед сном она снова спеленала меня как младенца. К этому тоже можно привыкнуть. Хотя я и так полдня сегодня провел спеленатый. Но вместо того чтобы уложить меня в кровать, она начинает тыкать мне в губы свои титьки. Мало ей того, что я сосу эту дурацкую соску, надо еще и оказывается еще и грудь сосать. Точно пора бежать.
   Вот только сбегать с каждым днем мне хотелось все меньше и меньше. Но я все равно готовил планы побега. Я решил что буду прыгать со второго этажа в сугроб. Вот только никак не мог придумать что мне делать с одеждой. Мои шмотки она похоже выкинула, а больше ничего подходящего в ее квартире нет.
   На работу утром она не пошла, видимо сегодня опять на выходном. Так что с самого утра меня опять нарядили в короткое пышное платье из под которого торчали мои ноги в тонких розовых колготках и белых туфлях. Памперса на мне не было, зато опять были неудобные девчачьи трусы, которые она натянула так сильно, что они врезались в попу.
   Платье было настолько коротким, что даже задницу толком не прикрывало, а лента на его талии оказалась аккурат под подмышками. Самой ей это кажется нравилось, она то и дело игриво шлепала меня по попе. Мне же все это совсем не нравилось.
- У меня ноги мерзнут. — заявил я, надеясь что она переоденет меня во что-то другое.
- Сейчас Женечка, потерпи минутку.
Она достала еще одни колготки, такие-же розовые но махровые и теплые и принялась натягивать их на меня. Не совсем то, на что я рассчитывал, но сквозь них хотя-бы трусы не будут просвечивать.
   После обеда меня снова начали переодевать. сначала она раздела меня догола, натянула памперс и тонкие белые коготки. Потом одела еще одни колготки, потолще но тоже былые. Поверх двоих колготок одела все ту-же смирительную рубашку и еще двое теплых колготок которые она прицепила к тугим подтяжкам. Я начал догадываться что меня готовят к прогулке.
   Две теплых белых кофты, одну из которых заправили в пятые колготки, одели поверх смирительной рубашки. Ее торчащие длинные рукава сложили пополам так, что они оказались между рукавов кофт. Последние колготки тоже зафиксировали подтяжками так что мою промежность ощутимо сдавило. Я с трудом мог свести вместе ноги, распираемые памперсом и колготками.
   В таком наряде я стал больше походить на снеговика чем на человека. Округлые формы тела и толстенные от множества колготок ноги
   На ноги мне одели высокие зимние сапоги из непромокаемой ткани. Они конечно же тоже были белые. Пушистые варежки на резинке оделись прямо на рукава смирительной рубашки так что их торчащий в строну большой палец оказался пустым. Меховая шапка с завязками под подбородком и тяжелая серая шуба завершили создание образа.
   Хотя нет. Перед самым выходом, когда она тоже была уже одета в пальто, двое теплых колготок и сапоги, мне в рот запихали огромную соску и обмотали лицо колючим шарфом, подняв воротник шубы и завязав узел на затылке.
   О том чтобы сбежать, в таком виде не могло быть и речи. Ноги ворочались с трудом, рук вообще считай что не было. Я даже шарф развязать не мог чтобы выплюнуть кляп и практически ничего не видел из-за шарфа, натянутого до самых глаз и наползающей на них шапки. Хорошо что зимой темнеет рано и разглядеть меня в таком виде будет непросто.
   Мы вышли на улицу. Мне было безумно жарко и морозный воздух не принес никакого облегчения. Как будто я и не выходил из дома. Я катился как колобок, увлекаемый своей пленительницей, задыхаясь от недостатка воздуха и из последних сил переставляя ноги. Я пытался сказать ей об этом, но мог только мычать.
- Что, устала моя малышка? Потерпи немного. Детям надо гулять на свежем воздухе. Хочешь, давай зайдем в магазин, купим саночки. Буду катать тебя на них.
   Я отрицательно замотал головой и замычал. Мне еще только похода в магазин сейчас не хватало в таком-то виде. Больше всего на свете мне сейчас хотелось побыстрей вернуться домой и лечь спать, пусть даже и спеленатым как младенец. Лишь бы уже выбраться из этого жаркого душного кокона.
   Мы сделали несколько кругов вокруг дома, по темным дворам и вернулись к подъезду. Сил переставлять ноги у меня уже не было. Лестница оказалась для меня непреодолимым препятствием. Пришлось ей брать меня на руки и нести вверх самой.
- Вижу что устала. Ну не плачь, сейчас придем домой, я тебе титю вкусную дам, массажик сделаю.
Она продолжала сюсюкать со мной до самого порога и вот наконец мы опять дома.
sosdatel

Про санки хорошая идея. Если бы повезла в коляске, то очень фантастично. А вот санки надо бы купить. Привязала бы к санкам сверху одеялом укутала и гуляй спокойно. В санках и в парке можно поспать. Жду продолжение.
Siber71
Как вариант развития событий - визит ее одногруппниц с воспоминаниями о студенческих играх с мальчиками с гуманитарного факультета, которые заканчиваются пеленанием и героя и героини, похищением героя... В общем, можно приключенческий роман накатать ))
DriverX
Уважаемый автор, огромное спасибо за ваше творчество. Рассказ очень увлекает своей интересной подачей в виде озвучивания мыслей героев, а также разносторонностью сюжета. Очень хотелось бы увидеть более раскрытые сюжеты не только по пеленанию, но и переодеванию в женское, а также более подробных моментов с невозможностью избавиться от этого. Скажем так- беспомощность, но не только в пеленках. Идея использования подобия смирительной рубашки - респект. И еще. Коль действия проходят зимой, то можно к этому событию приплюсовать не только прогулки на санках в пеленках, но еще и раскрытие темы мехового фетиша. Как и писали ранее про тяжелую серую шубу, меховую шапку с варежками, и когда под всем этим смирительная рубашка- то просто отвал башки, жаль только, что про этот момент буквально пару строк. Если возможно, то развивайте, пожалуйста, и эти направления в сюжете. Еще раз благодарю за ваши творения! С уважением.

Это сообщение отредактировал DriverX - 09-01-2021 - 02:44
сашко59
(sosdatel @ 05-01-2021 - 20:54)
И я наверно невнимательно прочитал, а кто у нас третий диалог ведёт? По моему он на то и диалог что двое говорят)). Или я ошибаюсь?

Ну тут используется диалог женщины и ребёнка это двое, и диалог от автора. Того диалог в трёх лицах
denisska
 Моя лялька вся вспотела пока мы были на прогулке. Ну да это не страшно. Лучше вспотеть, чем замерзнуть. Нижние колготочки были совсем мокрые и даже памперс оказался влажным внутри. Всю одежду вместе с распашонкой, которая тоже была мокрой, мне пришлось отправить в стирку а Женечку вымыть в теплой ванне с белой пеной. Я с удовольствием поиграла с ним резиновыми игрушками, одев на себя предварительно купальник чтобы не мочить лишний раз домашнюю одежду.
   После купания я как обычно завернула Женечку в огромное махровое полотенце и перенесла на диван. Уже там я тщательно вытерла его и высушила волосы феном, сделав что-то наподобие укладки. К сожалению, распашонка у нас сегодня была в стирке, поэтому я решила одеть Женечку в более взрослую одежду. На его ножки я натянула тонкие капроновые колготки а поверх красный кружевной боди-стринг. Получилось просто замечательно, вот только я заметила сквозь колготочки, что его ножки покрываются пупырышками а это значит что ребенку холодно. Наверное рановато нам еще так одеваться.
   Придется ненадолго отложить красивые наряды и согреть мою девочку. Я натянула на Женечку свои теплые колготки, в которые он поместился целиком. Руки тоже оказались внутри а резинка на шее. Я купила эти колготки в каком-то дешевом магазине но носить так и не смогла. Сшиты они были явно на коротконогого китайца и на меня просто не налезли. При этом верхняя часть у них была очень длинная. Так что я упаковала его в эти колготки, затянула резинку на шее и оставила так досыхать и греться. Капроновые колготки и боди снимать не стала, пусть привыкает к взрослой жизни.
   Мне тоже было не очень комфортно в купальнике. Да и сейчас он был не совсем уместен. Водные процедуры закончились, пора переодеваться. Чтобы поддержать Женечку, я решила тоже одеть тонкие прозрачные колготки и боди-стринг.
   Два красных боди я купила вчера в обед в магазине нижнего белья на первом этаже торгового центра. Я хотела купить именно пару одинаковых и перебрала кучу вариантов. Мне с трудом удалось найти два, с подходящими размерами. Если на Женечку еще был хоть какой-то выбор, то с моим телосложением подобрать что-то было очень сложно. В результате, боди оказался мне все-таки немного маловат. Да и Женечке я подбирала размер наугад и похоже тоже чуть промахнулась. Хорошо что эта модель одевается по принципу купальника и не имеет застежки между ног.
   Я одела колготки и начала втискиваться в боди. Мои плечи и грудь с трудом поместились в него а нижняя часть сильно врезалась в попу. Консультанты в магазине уверяли меня что ткань достаточно эластичная и сядет по фигуре но похоже особенностей моей фигуры они просто не знали. Будем надеяться что со временем он чуть растянется, хотя я и так взяла самый большой в коллекции.


   С каким-же удовольствием я избавился от уличной одежды. Все-таки пять махровых колготок это перебор. Тяжеленная шуба и две кофты с длинным, намотанным в несколько слоев шарфом да кляп в виде соски которую фиг выплюнешь. Я пытался сказать ей что мне жарко и душно, но меня не услышали. Так что в ванной я просто кайфовал. Правда она зачем-то приперлась ко мне, вырядившись в купальник для плавания и притащив кучу резиновых игрушек. Но я не возражал и даже поиграл немного.
   Я думал что после купания на меня опять натянут пару теплых колготок и смирительную рубашку но вместо этого она одела на меня только одни тонкие капроновые колготки, прямо на голое тело, даже без памперса, а сверху уродский красный купальник. Я готов был одеть что угодно, хоть бабские трусы, хоть памперс, хоть вообще голым остаться, лишь бы не это. Купальник вдавил колготки мне между булок и достать его оттуда было совершенно невозможно. Я попытался сделать это когда она запихнула меня вместе с руками еще в одни огромные колготки, но все напрасно. Зато в процессе возни, я понял что прикосновение к тонким гладким колготкам может быть очень приятным. Ладони так здорово скользили по растянутой эластичной ткани, что я увлекшись, не заметил как вернулась она.
- И чем это мы тут занимаемся? — спросила она строго.
- Ничем. — ответил я, виновато склонив голову.
- Вижу я как ты тут ничем не занимаешься. Мне что, руки тебе связывать что-ли, когда одного оставляю. За спиной.
- Не надо связывать. Я больше не буду.
   Она была одета в точности как я. Такие-же колготки и красный купальник. Как было бы здорово сейчас залезть к ней на колени, положить голову на бедро и закрыть глаза, прижавшись щекой к ее ноге.
   Кажется мои мысли были услышаны. Еще несколько дней назад, такое вряд-ли пришло в мою голову а сейчас я так обрадовался, когда она села на диван и уложив меня к себе на колени, принялась перебирать мои волосы. Все прежние невзгоды ушли на второй план и кажется навсегда остались в прошлом. За это я готов был простить ей даже этот нелепый красный купальник, который она напялила на меня.
   Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Я лежал, закрыв глаза, наслаждаясь тепло и уютом и уже начал зевать. Она заметила это и видимо решила что мне пора готовиться ко сну, хотя время было еще совсем не позднее. Меня вытащили из больших черных колготок и начали пеленать прямо так, в капроновых колготках и купальнике. Даже памперс не одели, что было очень странно.


   Кажется моя Женечка переутомилась сегодня. Видимо прогулка так подействовала. Положу-ка я ее сегодня спать пораньше. Жаль что распашонка еще не успела высохнуть, но я кажется знаю чем можно заменить ее. Колготочки с боди пока не будем снимать. Ночью перепеленаю Женечку, тогда и памперс оденем. А пока приступим.
   Сначала я обернула небольшой пеленкой ее правую руку и подоткнула конец этой пеленки под спину. С помощью второй такой-же пеленки, проделала аналогичную процедуру и со второй рукой. Таким образом руки оказались зафиксированы по бокам и теперь она не сможет шалить под одеялом.
   Третья, большая пеленка была была туго обернута вокруг Женечки и зафиксирована несколькими широкими атласными лентами в районе груди, талии, коленей и голеней. Большим пуховым одеялом, чтобы лялька не замерзла, я обернула Женечку в два слоя, закрыв лицо уголком, и еще раз стянув все парой лент. Получившийся кокон переложила в кроватку и выключила свет. Мне показалось что к тому моменту лялька уже спала.
sosdatel
Рано ещё Женечке капроновые колготки носить, тем более если мёрзнет. Надо ей ползунки сшить. И подгузник носить постоянно, пусть пока побудет маленькой девочкой и поймёт что без мамочки она сама ничего не может, даже в туалет сходить.
denisska
 Проснулась я под утро. Сама не поняла как так вырубилась и кажется проспала все на свете. Я ведь хотела перепеленать Женечку. Как она там у меня без памперса, вдруг сделала лужу и теперь лежит мерзнет в мокрых пеленках.
   Я заглянула в кроватку. Женечка спала в той-же позе в какой я оставила ее вечером. Намучилась видимо вчера а теперь отсыпается. Так что не стану тревожить ее, пусть отдыхает. Она у меня умничка  и наверняка дотерпит до утра. Так что, налюбовавшись спящей красавицей, я и сама отправилась досматривать сны.


   Я и сам не понял как мне удалось продрыхнуть, ни разу не проснувшись до самого утра. Когда она пришла будить меня, я уже не спал но сделал вид что еще досматриваю сны. На самом деле, я только что прекратил вялые попытки освободить руки, которые не увенчались успехом. Руки оказались зафиксированы ничуть не хуже чем в смирительной рубашке. Пеленала она на совесть. Мое лицо было прикрыто уголком одеяла и я не мог видеть что происходит в комнате, но мог слышать. Она тихо подошла к кровати и замерла надомной.
- Женечка, просыпайся солнышко. — услышал я.
Я потянулся, насколько это было возможно в моем положении, и попробовал приподняться. Сделать этого мне не удалось. Тело, туго стянутое пеленками, отказывалось сгибаться. Я мог только немного сгибать колени, и это все.
   Уголок одеяла был откинут в сторону и я зажмурился от яркого света. Пока мои глаза привыкали, меня подняли на руки и перенесли на диван. Там меня развернули, освободив и пеленочного плена и я наконец смог размять затекшие за ночь руки.
   Оставшись в одних лишь тонких колготках и малюсеньком купальнике, я очень скоро начал замерзать. К счастью, это быстро заметили и меня переодели в памперс и теплые махровые колготки с белой маечкой и длинной вязанной кофтой с высоким воротом.
   После завтрака меня снова переодели. Это были опять белые колготки на лямках, смирительная рубашка, вторые более теплые колготки и снова кофта. Рукава смирительной рубашки, торчащие из кофты, соединили друг с другом но это практически не мешало мне двигать руками. Я снова остался в квартире один.
   Целый день я бесцельно слонялся по квартире. Времени у меня было много так что я не спеша изучил содержимое тех мест, куда мне удалось добраться. Мне даже удалось открыть дверцы некоторых шкафов. Я очень надеялся найти на кухне какой-нибудь нож, но кажется все они были убраны на недосягаемую для меня высоту. К моему удивлению, в одном из ящиков комода я обнаружил ножницы. С большим трудом я при помощи этих ножниц отрезал рукава смирительной рубашки. Сделать это было очень непросто и я потратил наверное целый час. И вот наконец я свободен.
   Окончательно избавившись от смирительной рубашки я выпил приготовленное мне на обед молоко из сухой детской смеси, сняв с бутылки соску, и продолжил изучение квартиры. Этими-же ножницами мне удалось повернуть механизм балконной двери и я практически получил путь на свободу. Оставались только не решенными проблемы с одеждой и с тем, как я буду спускаться со второго этажа.
   Желание сбежать из этого дома было уже не таким сильным как поначалу, когда я только попал сюда, но отрезанные рукава и перевернутое содержимое комода грозили мне серьезным наказанием. Возможно меня выпорют или даже начнут держать в пеленках круглосуточно, что гораздо хуже. Так что отступать некуда.
   Свою старую одежду я так и не нашел, так что бежать придется в том что есть. Я одел еще одни колготки, чтобы не замерзнуть на улице без штанов. Несколько запасных, вместе с парой кофт сложил в пакет. Туда-же побросал все что нашел съедобного в холодильнике, одел шапку с шубой и вышел на балкон.
   На улице уже было темно и надо было торопиться. С минуты на минуту должна была вернуться она. Мне повезло. Под балконом был достаточно глубокий сугроб и я спрыгнул прямо в него. Набрав полные сапоги снега, я выбрался из сугроба и только теперь понял, что забыл пакет с вещами и едой наверху. Пользуясь темнотой, я в образе девочки, прошмыгнул мимо детской площадки, мимо помойки и побежал в сторону соседнего двора.


   Я вернулась с работы, зашла в прихожую и закрыла входную дверь.
- Ну как там моя Женечка? — спросила я в открытую дверь комнаты. Но ответом мне была тишина.
По ногам, с которых я только сняла сапоги, потянуло холодом. Мое сердце заколотилось в груди, я бросилась в комнату. На самом деле, в этот момент я уже все поняла.
   Балконная дверь была приоткрыта а снег на перилах частично отсутствовал. В сугробе внизу были два четких отпечатка от которых вели следы, уходящие в темноту. Я обессиленно рухнула на диван и зарыдала.
   Следующие два дня прошли как в тумане. Меня даже чуть не отправили домой, решив что я заболела и предложив оформить больничный. Но что-бы я делала дома… Мой дом просто опустел.
   Очередной выходной я посветила поискам. Я методично обходила все окрестные помойки и теплотрассы в надежде увидеть его. Он ведь даже не взял никакой теплой одежды. Пакет, с видимо приготовленными вещами, я нашла на балконе. Там лежало несколько колготок, кофты и еще еда.
   Конечно-же в таком огромном городе найти его было просто нереально. Потратив день, я прекратила поиски.


   Выпрыгнув с балкона, я направился в места своего прежнего существования. Я шел половину ночи, стараясь не попадаться никому на глаза. Домой возвращаться не стал, меня там никто не ждет, тем более в таком виде. Я ведь по прежнему был одет в бабские шмотки. Правда оказалось что это не так уж и плохо. На меня не обращали внимания менты и мне было тепло в них. Трое колготок, высокие сапоги и толстая шуба отлично грели. Жаль что запасную одежду я забыл сбросить вниз, когда прыгал со второго этажа.
   Я с трудом протиснулся в свою дыру, ведущую в подвал дома, который когда-то стал местом моего временного пристанища. Сделать это в такой объемной одежде оказалось непросто. Мне надо было выспаться, переждать день и отправляться на поиски новой одежды и пропитания.
   Следующей ночью, я изрядно проголодавшийся, вылез из подвала. На мне по прежнему была шуба и колготки, но это ненадолго. Я знаю отличную помойку возле нового элитного дома. Там часто выкладывают хорошую одежду, в основном детскую, но это именно то что мне и нужно. Под покровом темноты, я проник на территорию дома и быстро сгреб все шмотки что были выложены отдельно на клетку для пластика. Вернувшись в подвал, разобрал трофеи и выбрал среди них вполне неплохие джинсы моего размера и ветровку с ботинками. Ботинки оказались великоваты, зато джинсы с ветровкой в самый раз. Под джинсами решил оставить одни теплые колготки, а под ветровку одел кофту. Получилось не очень тепло, но для коротких вылазок сойдет.
sosdatel

Всё таки сбежала мерзавка. Поймать выпороть, а перед поркой клизму сделать))
сашко59
Так а где продолжение?
denisska
Продолжение еще не закончено. Времени нет дописать.
denisska
Бродить по улицам в такую погоду в ветровке оказалось не очень комфортно. Не спасала даже теплая кофта и колготки, натянутые до груди. Колготки постоянно сползали и я неоднократно успел пожалеть что не воспользовался подтяжками. Пронизывающий холодный ветер задувал под воротник, выдувая остатки тепла из под кофты. Теплая шуба и шарф остались в подвале. Ходить в таком виде днем по улице я не рискнул. Достаточно того что на мне были эти колготки.
   Кушать с каждым часом хотелось все сильней. Ближе к вечеру, я голодный и замерзший, вернулся в подвал. Там я завернулся в свою длинную шубу, прижав руки к телу и представил что это не шуба а большое теплое одеяло. Я лежу, туго спеленатый в своей детской кроватке а она кормит меня молоком из бутылочки. С этой мыслью я и уснул.
   Снилось мне что я по прежнему в пеленках, только мне очень холодно. Я пытаюсь сказать об этом, но из моего рта, заткнутого соской, вырывается только детский плач. Меня с головой заворачивают в дополнительные одеяла но согреться я так и не могу. Вот я уже похож на большой кокон, с трудом помещающийся в кровать, но мне все равно холодно.
   Я проснулся рано утром. Мне действительно было холодно, несмотря на то, что я находился в теплом подвале, укутанный в шубу. Попытавшись встать, я чуть не упал. Голова закружилась и меня повело в сторону. Кушать хотелось уже не так сильно как вчера а вот слабость была просто дикая.
   Почти весь день я просидел в своем подвале, борясь с подступающей тошнотой. Периодически я буквально терял сознание от усталости. Идти на улицу в таком состоянии в осенней ветровке я не рискнул. Ближе к вечеру я снял джинсы, одел вторые колготки, сапоги и шубу, обмотал лицо шарфом и отправился в торговый центр.


   Шел третий день с тех пор как он сбежал от меня. Я уже практически смирилась с этим хотя по прежнему внимательно смотрела по сторонам на улице, в надежде увидеть его. И вот, под конец рабочего дня, когда практически все покупатели уже ушли, в мою ногу сзади кто-то уткнулся. Я обернулась и рухнула на колени. Это был он, мой Женечка. Я узнала его, несмотря на то, что лицо было скрыто под махровым шарфом. Да и как не узнать то если на нем была все та-же шуба, шапка и сапоги.
   Я заметила что он едва стоит на ногах. Его шатает и раскачивает. Неужели напился какой-то гадости, хотя запаха вроде нет. Я затащила его в подсобку, размотала шарф и сразу обратила внимание на странный цвет лица и очень горячий лоб. Да он же больной, у него температура, озарило меня. Видимо нагулялся по морозу и вот результат.
   Я вызвала такси, погрузила его в машину и отвезла домой. Там первым делом измерила температуру и сразу вызвала неотложку, сказав что заболел ребенок. Температура зашкаливала. По хорошему конечно надо его хорошенько наказать и я это обязательно сделаю, но только тогда, когда он поправится. А сейчас придется лечить.
   От госпитализации я написала отказ. Возраст указала 12 лет, про то, почему он в таком возрасте находится дома в колготках, меня не спросили и кажется даже не обратили на это внимание. Другой подходящей одежды у меня для Женечки не было, так что пришлось одеть теплые колготки и майку, в которых я уложила его на диван, прямо на голое тело и укрыть одеялами. Памперс одевать не стала, хотя очень хотелось это сделать. Его можно было бы объяснить недержанием, вызванным болезнью и высокой температурой.
   Температуру врачи сбили и прописали кучу лекарств. Я очень боялась что они начнут задавать вопросы почему он такой худой и изможденный, но слава богу этого не случилось. Проводив бригаду, я переодела Женечку уже по нормальному, в пампрес, махровые белые колготочки и детский бодик с застежкой между ног, который я так и не успела примерить на него перед побегом. Бодик этот я сшила сама из мягкой флисовой ткани, пришив несколько крючков чтобы можно было надежно застегивать его, а чтобы Женечка не смогла расстегнуться самостоятельно, сделала рукава зашитыми на концах. Крючки плоскогубцами подогнула так, чтобы зацеплялись они очень туго, плюс бодик вышел, как говорится, внатяг, так что крючочки надежно удерживали его на теле. Результатом я осталась очень довольна. С толстыми белыми колготочками, этот бодик сочетался просто замечательно. лялька могла сучить ручками и ножками, но никак не могла расстегнуться.
   Проболела Женечка целую неделю. На мое счастье, следующий день у меня был выходной и я смогла посветить его моей подопечной. А вот потом отпроситься с работы я так и не смогла, пришлось искать помощи на специфическом форуме. Я давно была там зарегистрирована но особо ни с кем не общалась. На мое счастье, откликнулась одна девушка, с которой мы когда-то переписывались. Она как и я интересовалась пеленанием и если судить по фотографиям, которыми мы обменялись, была миниатюрной блондинкой. Встретиться со мной тогда она так и не решилась, а вот сейчас согласилась помочь.
   Она пришла ко мне этим-же вечером, посмотрела на спящую Женечку а потом мы долго сидели на кухне и болтали. Девушку звали Ксюша и была она, как оказалась, очень милой и общительной. На пару лет старше Женечки, но при этом еще ниже его ростом и чуть пухленькая. Хотя скорей даже не пухленькая а фигуристая с круглым кукольным личиком. Мы договорились что придет она завтра утром и останется на весь день, пока я не вернусь с работы. Женечке я ничего не стала говорить, пусть это будет сюрпризом. Утром скажу что наняла сиделку.


   Я проснулся в своей кровати, как обычно спеленатый по рукам и ногам. События вчерашнего вечера смутно отложились в моей голове. Кажется были какие-то люди, вроде врачи. Мне ставили уколы а потом провал. Зато сегодня я чувствую себя гораздо лучше, только в горле будто наждачной бумагой дерет.
   Я попробовал вылезти из кровати, но как обычно не смог этого сделать. Слабость не позволила мне освободить руки, хоть они и были спеленаты не так туго как обычно. Ладони ощущали какую-то мягкую ткань но это были не пеленки, не смирительная рубашка и не колготки. Что-то новое. Я не видел что происходит вокруг из-за закрывавшего лицо уголка одеяла, но слышал как ко мне кто-то подошел. Потом уголок откинулся и я, проморгавшись, увидел лицо, склонившееся надомной.
   Это была не она. Над моей кроватью склонилась незнакомая девушка. Она смотрела на меня пронзительно голубыми глазами и улыбалась. Ее длинные светлые волосы были собраны в пучок на затылке а пухлые щеки светились здоровым румянцем.
- Привет. Я Ксюша. — сказала она звонким голосом.
- Женя. — ответил я, тоже покрываясь румянцем, но не от холода а от стыда.
- Как ты себя чувствуешь?
- Нормально. А ты кто?
- Мария попросила меня посидеть с тобой, пока она с работы не вернется. Давай я распеленаю тебя. Кушать хочешь?
- Да.
Я действительно очень хотел есть но при этом очень не хотел чтобы она распеленывала меня, ведь под пеленками я наверняка в памперсе и колготках но кажется ее это нисколько не смутило. Ксюша помогла мне освободиться от пут и я вылез из кровати. На мне действительно были белые махровые коготки и новая смирительная рубашка с зашитыми рукавами а под всем этим еще и памперс.
- Мне надо переодеться.
- Извини. Мария просила не снимать с тебя ничего. — ответила она, снова улыбнувшись.
- Мне что, так целый день ходить? Я в туалет хочу.
- Ты в памперсе. Если хочешь по большому, потерпи до обеда. Мария придет, поможет тебе.
- Да я даже руками ничего сделать не могу в этой смирительной рубашке.
- Тебе и не надо ничего делать руками. Я тебя покормлю и снова уложу, рано тебе еще вставать. И это не смирительная рубашка а детский бодик. — добавила она после небольшой паузы.
- Я нормально себя чувствую.
- Это пока ты под действием лекарств находишься, тебе так кажется. К вечеру температура снова поднимется и придется тебе опять уколы ставить.
   Все мои попытки есть самостоятельно Ксюше пресекла и кормила как маленького с ложечки. Я сидел на кухне, по прежнему одетый в колготки и этот дурацкий бодик, как его называла Ксюша, и кушал пюре. Сама Ксюша оказалась ростом кажется еще ниже меня и я справился бы с ней в два счета. Но не в этом состоянии. Одета она была в красный свитер, едва закрывающий попу и плотные розовые колготки. На меня она тоже натянула свитер, доходящий мне почти до коленей, видимо чтобы я не замерз, и толстые шерстяные носки. Хорошо хоть колготки вторые не стала натягивать, иначе я-бы просто сгорел от стыда.
   Сам не знаю что на меня нашло, но я смотрел на Ксюшу и не мог оторвать от нее взгляда. Ее лицо, фигура, стройные ноги и круглые коленки чуть просвечивающие через натянувшиеся на согнутых ногах колготки. В ней все было идеально и гармонично, даже этот свитер не висел мешком как у меня, а подчеркивал достоинства фигуры, изящно облегая бедра. Она сидела напротив меня, запихивая мне в рот ложку за ложкой и улыбалась так очаровательно. Мне показалось что в этот момент я был счастлив как никогда раньше.


   Как там мои подопечные. Справится ли Ксюша со своими обязанностями. Я ведь ничего о ней не знаю по большому счету. Что у нее в голове, как отнесется к ней Женечка… Такие мысли крутились в моей голове.
   Я категорически запретила Ксюше снимать с Женечки бодик и освобождать руки. Велела накормить и снова уложить в кровать, по возможности спеленав до моего прихода. В обед я съезжу домой и проверю как там дела. Я потрогала с утра лобик Женечки и мне показалось что температура у нее уже не такая высокая, как была накануне. Но все равно на работу я уходила с тревогой.
   В обед я доехала до дома и с облегчением обнаружила что Ксюша отлично справляется. Женечка лежит в своей кроватке, накормленный и умытый и тихонько посапывает а Ксюша сидит рядом и с умилением смотрит на него.
   Жаль что у меня нет второй такой кроватки. Я-бы и Ксюшу так-же спеленала и уложила до самого вечера. Пусть отдохнет от забот о Женечке. Я знаю, она тоже хочет этого, но всему свое время, сейчас главное увлечь и не спугнуть. Из нее может получиться отличная подружка для моей Женечки.
   Ладно, все это мечты, а пока мне надо чтобы Женечка быстрей поправлялась. А для этого ей надо хорошо кушать, тепло одеваться и соблюдать постельный режим.
   Убедившись что все в порядке, я оставила своих подопечных до вечера.


   Спеленать меня так-же крепко, как это делает Мария, Ксюша не смогла. Она честно пыталась но в кровати делать это было неудобно, не хватало пространства. Тогда Ксюша поставила меня на ноги и принялась пеленать так. Неумело обернув пеленками мои руки, Ксюша завела их края мне за спину. Попытавшись обернуть на меня еще двумя пеленками, она кое как закрепила руки по бокам, после чего уложила меня и укрыла одеялом, подоткнув его со всех сторон. Получилось плохо и неудобно. С непривычки я долго не мог уснуть и просто лежал и смотрел в потолок пока Ксюша не села напротив меня. Я уже привык что руки должны быть выпрямлены и плотно прижаты к телу, только так я мог быстро уснуть. Сейчас сон никак не хотел идти ко мне, тем более что на улице был день я в принципе был выспавшийся.
   Заметив что я не сплю, Ксюша вдруг начала петь, это получалось у нее совсем даже неплохо и под ее мелодичное пение я все-таки уснул. Не помню о чем она пела, но это оказалось очень убаюкивающе.
   Разбудила меня Мария, приехавшая на обед. Она наконец переодела меня и сводила в туалет. Мой памперс к тому времени конечно уже был мокрым но я убедил ее что до вечера продержусь без него и новый на меня одевать не надо. Вместо памперса она одела на меня простые розовые девчачьи трусы, потом конечно же тонкие белые колготки и бодик. Еще одни колготки, более толстые и теплые с кофтой мне пришлось одеть на время обеда. Хорошо что Ксюша не видела всего этого, иначе я наверное сошел бы с ума.
   Я долго уговаривал Марию не пеленать меня и дать немного свободы, но она все равно сделала это перед уходом, строго наказав Ксюше, выпустить меня не раньше семнадцати часов. В четыре руки с меня сняли кофту и теплые колготки, примотали пеленками руки с зашитыми рукавами к телу, обвязали лентами, после чего завернули в большое одеяло и уложили в кровать.
   Я знал что дергаться бесполезно и покорно перенес все процедуры. Тем более что и сил то сопротивляться у меня особо не было.
- Ты меня извини, но я тоже не смогла бы переубедить ее. Тем более что тебе сейчас все-равно постельный режим прописан. — сказала Ксюша, когда Мария ушла. — Я понимаю что тебя наверняка уже тошнит от этих пеленок и мне тебя жалко. Если бы была такая возможно, я отлежала бы часть этого времени за тебя, но кто-ж меня спросит.
- Хорошо тебе так говорить. Ты вон какая здоровая и свободная. Можешь хоть сейчас уйти и никто тебе слова не скажет.
- Как же я уйду. Я не брошу тебя одного тут. А ты вообще кем Марии приходишься? На сына не похож вроде.
- Дочерью. — пошутил я. — Никем так-то. Она меня на улице подобрала.
- Ты беспризорник что-ли?
- Можно и так сказать. Родители выгнали меня из дома.
- Как так? — удивилась Ксюша.
- Вот так. Восемнадцать исполнилось и до свидания.
- Ни в жизнь бы не подумала что тебе есть восемнадцать.
- Детство тяжелое. Плохо кушал, мало витаминов получал.
- Значит тебе и идти то отсюда некуда. — заключила она.
- В том то и дело. Я несколько дней назад пробовал сбежать от нее но в итоге сам вернулся.
- Это ты пока бродяжничал так разболеться умудрился?
- Да.
- А где ты ночевал, что кушал?
- Ночевал на трубах в подвале. С едой хуже. Вообще ничего не ел.
- Бедняжка. Не страшно было в подвале ночевать? Там ведь темно и крысы.
- Немного страшно поначалу. Я не первый раз там ночую. Я часто ухожу из дома и кроме подвала идти мне некуда.
   Мы еще долго болтали, Ксюша оказалась интересной собеседницей. Даже несмотря на странную ситуацию в которой я оказался, мне с ней было так легко и уютно. Я рассказывал ей про свою нелегкую жизнь, она мне про свою, беззаботную. В отличие от меня, она с самого детства она была единственным и любимым ребенком, окруженным заботой и вниманием. А у меня все это закончилось со смертью отца.
   Оказывается, в маленьком росте, с ее слов, тоже есть свои плюсы. Тебя всегда воспринимают так будто ты младше чем есть на самом деле и оттого умиляются и меньше требуют. При этом в глазах посторонних ты выглядишь умней и коммуникабельней сверстников. Вот только мне всего этого почему-то ощутить так и не удалось.
   В 17 часов, Ксюша наконец выпустила меня из кровати, собственными руками натянула на мои ноги теплые серые колготки и все ту-же длинную кофту. Руки мои так и остались в плену зашитых рукавов.
   Я невольно любовался Ксюшиной фигурой и размышлял как было бы здорово встретиться с ней раньше. Сейчас, после того как она увидела меня в таком унизительном положении, вряд-ли станет воспринимать меня всерьез. Хотя даже если и так, нафиг я ей сдался. Нищий, вечно голодный дистрофик.
   Мы сидели на диване, на котором меня обычно пеленают, и смотрели телевизор. Ксюша принесла из прихожей шарф и обмотала им мою шею и лицо, подоткнув конец шарфа так чтобы он держал сам себя. Со стороны наверное казалось что перед телевизором сидят две девушки в свитерах и колготках. Пульт разумеется достался ей, так что выбор каналов был целиком на ее вкус. Поэтому смотрели мы какие-то кулинарные шоу и передачи про животных. Я долго не решался начать разговор, все думал с чего начать.
- А ты давно с Марией знакома? — спросил я наконец.
- Заочно давно. В живую вчера познакомились.
- Через интернет познакомились?
- Да. — ответила Ксюша.
- Вы же такие разные и по возрасту и по всему остальному. — удивился я.
- Есть у нас и общие интересы.
- Какие?
- А ты что, до сих пор не догадался?
- Нет.
- Тогда я даже не знаю как тебе это сказать.
- Говори как есть.
- Ладно, слушай. Мы с ней познакомились на одном интернет ресурсе достаточно специфической направленности. Она, как и я, увлекается темой пеленания и инфантилизма.
- Ифанти… чего? — не понял я.
- Это такое психическое расстройство. В ее случае видимо вызванное отсутствием семьи и детей.
- А в твоем?
- В моем даже не знаю.
- Ты тоже хочешь такую-же игрушку как у нее?
- Скорей я сама хочу стать такой игрушкой.
- Нифига себе.
- А тебе самому то это нравится? — задала Ксюша встречный вопрос.
- Мне кажется что я уже привык. В любом случае так жить лучше чем в подвале. Мария такая заботливая, даже слишком. Вот только называет меня почему-то своей Женечкой и одевает в бабскую одежду.
- Не в бабскую а в детскую. Ты для нее маленькая лялька. Она и мне предлагала когда-то, но я не решилась, хотя очень хотела.
- А сейчас согласилась?
- А сейчас не было разговора об этом. Меня просто попросили помочь.
- И ты согласилась?
- Как видишь, сижу тут, нянчусь с тобой.
- Но тебе это не очень нравится, да? — спросил я.
- Ты знаешь, нравится. Я когда пеленала тебя, представляла что это я на твоем месте.
- А когда колготки натягивала?
- Когда натягивала на тебя колготки ничего не представляла. Просто хотела сделать так чтобы ты не разболелся еще сильней.
- Странная ты.
- Все мы тут немного странные. Хотя ты, пожалуй, самый нормальный из нас троих.
- А хочешь я спеленаю тебя? — спросил я и сам опешил от такого вопроса.
- А ты умеешь? — ничуть не удивилась Ксюша.
- Нет, но ради тебя готов научиться.
- Тогда хочу. Ну при условии что ты научишься конечно. Только вот где и как ты собираешься учиться?
- А мы Марию попросим.
sosdatel

Вот поворот какой делается с рекой(с). Довольно не ожиданно, но интересно.
Siber71
WOW! Очень интересно получается!
сашко59
Продолжение интересное. Жду дальше.